ЛЮБОВЬ БЛИЖНЕГО – САМОЕ СИЛЬНОЕ ЛЕКАРСТВО

Cлучай из практики.

Однажды ко мне на прием пришла женщина, представилась Светланой  и с нескрываемым волнением  просила выслушать ее историю.

Я предложил ей сесть, успокоиться и произнес привычные слова:

— Я вас внимательно слушаю.

После небольшой паузы, женщина начала свой рассказ:

— Мне было 18 лет, когда я безоглядно влюбилась в молодого преподавателя. Он был красивым и умным. Любовь была страстной и взаимной.  Мы строили совместные планы на долгие годы счастливой жизни…

Неожиданно я забеременела и мы решили расписаться.  Поселились в общежитии, а свадьбу перенесли «на потом» из-за болезни его матери. Время шло, у меня начался токсикоз. Посещать занятия становилось все тяжелее. Решили оформить академический отпуск. Кризис в стране набирал обороты. Зарплаты мизерные и те с задержкой. Денег с учетом лечения свекрови, стало катастрофически не хватать. Муж нашел дополнительную работу (ночные дежурства). Легче не стало. Только более частыми стали случаи употребления им спиртных напитков.  Объяснялось это необходимостью снимать стрессовые нагрузки.  Вскоре похоронили свекровь и алкоголь для моего мужа стал необходимостью. Мои переживания и увещевания не действовали. Тяжелейшим испытанием стала гибель нашего ребенка во время родов. Частые употребления алкоголя превратились в запои со скандалами и угрозами.

С преподавательской работы он был уволен. Никакие мои слезы и уговоры не действовали. Все попытки провести антиалкогольное лечение были безуспешными. Я решилась на развод. Сделать это было непросто, тем более что я уже успела снова забеременеть.

Хорошо, что мама поддержала меня, забрала к себе. Вместе мы переживали за здоровье будущего ребенка. Но, к счастью, родилась здоровенькая девочка, похожая на отца. Назвали Катей. Пытались его разыскать – не получилось. Как  то случайно увидела его в другом микрорайоне. В непотребном виде вышел он из гастронома с бутылкой в руке и неуверенной походкой пошел в сторону сквера, где на скамейке ожидали дружки такого же вида.

Прошло время. Девочка начала интересоваться «почему папа так долго не приезжает из командировки». Ответа не было. В 16 лет она усадила меня напротив себя и, глядя в глаза, настойчивым голосом сказала:

— Мама, расскажи мне честно про отца. Если он жив, я хочу с ним встретиться. Мне его не хватает. Хочу, чтобы все как у людей, чтобы на вопрос «Кто твой отец?» не приходилось, пожимая плечами, отводить глаза в сторону или попросту врать.  И, прикрыв лицо руками, разрыдалась, а я вслед за ней. Пришлось рассказать ей все как было, в том числе и про мимолетную встречу возле гастронома. Катя немного помолчала, затем тихо спросила:

— А если бы он стал другим, если бы перестал пить, ты могла бы ему все простить и забрать к нам домой?

— Могла бы, да где гарантия, что он бросит пить навсегда? Ведь он уже, наверное, пропил все мозги, — ответила я.

— А как вы думаете, доктор, можно надеяться на то, что он сможет, после вашего лечения, вести нормальный образ жизни.

— Приводите – посмотрим, примем решение.

— Так они с Катей здесь за дверью, ждут вас.

Я открыл дверь. Передо мной стояла худенькая стройная девочка и крепко держала за руку мужчину, словно боялась, чтобы он не передумал, не повернулся и не ушел. Я, врач-психиатр с 36-летним стажем, повидавший огромное количество всякого народу, был реально удивлен этой паре. Юное, хрупкое, субтильное существо в своих глазах выражало абсолютную уверенность в том, что она вместе с отцом стоит на пороге новой жизни.

Мужчина обращал на себя внимание изуродованным шрамами лицом, с полностью свернутым набок носом и растерянным взглядом.

«Бомж» — другой ассоциации не возникало. Позже я узнал, что Катя потратила немало дней в поисках отца. А когда нашла, представилась, показала их с мамой свадебные фотографии и повела домой. Две недели еще понадобились, чтобы привести отца в «божеский вид» перед тем, как прийти к нам. Он покорно соглашался, выполняя все требования дочери. Лечение было начато немедленно. Срок кодирования пациент назначил минимальный – один год.

— Посмотрим, сработает – добавим,- сказал он.

Вот уже одиннадцатый год он находится под нашим наблюдением. Нашел неплохую работу. Помогает по хозяйству. С большой заботой и вниманием уделяет внимание внуку.

Я не перестаю удивляться, как можно было вернуться из того ада, в котором он находился, в нормальную жизнь.

Наше желание помочь больному, профессионализм, и конечно же любовь дочери и жены сотворили это чудо исцеления.

Доктор С.В.Сорока